February 4th, 2010

Smiling

4-ое февраля

Подумала, что стоит именовать свои посты так: 4 февраля, 5 марта, и т.д. Через 20 лет открою, и четко буду знать, что я делала в тот или иной день 20 лет назад.
Так вот, 4 февраля 2010-го года я болела. Еще вчера, 3 февраля 2010-ого года, придя с катка (ага, еще й на каток понесло:)), я поняла, что завтра я – не жилец. И вот знаете, что в этом самое смешное, что я ведь уже точно знаю, что буду болеть уже и завтра, но завтра уж точно будет лучше. И возможно даже я, такая-сякая дура, возьму и выберусь на работу, и буду думать, что я – герой. А на самом деле не герой, а просто дура.
Так вот, я ненавижу болеть. В прошлом году, еще в далеком ноябре-декабре я себе поставила цель «Не болеть». Конечно, возможно, цель и глупая, но она была больше связана с тем, чтобы предостерегать болезнь. Например, чувствую, что заболеваю – прихожу домой, первый раз за полгода ем нормально и даже много, обязательно съедаю весь лук, который есть в доме, потом – нарезаю лимон, и съедаю все нарезанные кусочки, потом – бегу в горяченный душ, и ложусь спать. Кто-то сейчас обязательно скажет, что «лимон есть нельзя, потому что…», кто-то скажет, что «горячий душ нельзя принимать, потому что…». Но я так лечусь. И это мое право. И знаете, помогало! Таки-да, помогало, и очень хорошо помогало. Но… февраль-то месяц… организм иссяк и ждет весны, и решил немного сделать себе приятностей – поболеть. И я даже не злюсь.
Но все-таки ненавижу это состояние болезни…
Во-первых, ты постоянно спишь, и (кто знает, я ненавижу тратить время на сон) теряешь на этот бесполезный сон так много времени, что уже можно было бы написать полкниги, если ты - писатель, прочитать половину книги Ф.Котлера «Маркетинг», если ты - маркетолог, или вымыть все полы, стены, потолки в своей большой квартире, если ты – домохозяйка.
Во-вторых, ты просто не в силах что-то делать, если хочешь: ты просто воспринимаешь действительность как-то кособоко, и ничего нормально не удается, даже эту же, блин, книгу по маркетингу читать.
В-третьих, именно в этот момент, в момент болезни ты чувствуешь свое одиночество. Ведь тебе никого особо не хочется видеть. Не хочется говорить по телефону. Не хочется знать, как дела у твоих друзей.
И, в четвертых, ты просто чувствуешь себя какой-то неполноценной «істотою», ведь вроде бы, и мозги на месте, и руки с ногами ходят, но ты как тот «овощ», о котором писал Кен Кизи в своем произведении.
И так это бесит, ребята! Несказанно бесит! Так что не болейте…
Но я все сегодня лежала и думала об одиночестве. Лежу сама тут. Никто не приносит горячий чай. Никто не заставляет пить лекарства. Никто не говорит: «Нужно делать то, нужно делать се». И так грустно… Хоть, конечно, когда такое есть, тебе тупо хочется убежать от этой заботы, а когда ее нет… так хочется ее хоть немного. И вот в такие моменты ты себя чувствуешь одиноким полностью. Никому, никому нет дела. Есть, конечно, мама, друзья, приятели, которые приедут, будут переться в пробках после работы, через весь город, но не нужна мне такая забота, хочется просто…
…как в детстве…пришли друзья… улыбнулись, что-то рассказывали… тебе было плохо, и как-то так. Но как только они собирались уходить, ты понимал, что уже почти здоров. Что вот-вот, и можно бегать по квартире, и кричать, что ты – здоров.
…как раньше… лежать, смотреть, видеть заботу, и не бояться заплакать, тем самым сказав, что тебе больно, что тебе болит, что тебе надоело лежать и чувствовать себя неполноценной «істотою».
Я знаю, что я выздоравливаю лишь тогда, когда мне хочется слушать музыку. Слушать громко. Чтобы аж неприятно, так громко. Но хочется… Я уже ее полдня слушаю, значит, все хорошо… И плевать, что говорить не могу, потому что голос пропал)
Ну все, я пошла танцевать….
Вы уж простите как-то за такую грустную тему))