June 28th, 2010

Smiling

Жизнь, жизнь

Заглянув сегодня в ЖЖ, страшно было поверить в то, что все остальные страны, кроме нас, сегодня не бездельничают. Беларусь, Германия, Россия… все трудятся в поте лица в этот жаркий, последний понедельник первой трети лета. Ан-нет, у нас День Конституции. «Самої гуманної і людяної конституції», как сегодня выразился в своем выступлении «Пан Президент», который наконец-таки научился читать и теперь читает с такой скоростью, что иногда очень сложно разобрать в принципе, о чем идет речь.

Странно, грустно, и немного необычно ощущать это лето. Оно такое же, как все. Но оно такое практически последнее. Завтра – госэкзамен, и практически вход в другую часть жизни. Жаль, у меня этот вход никогда уже не будет таким разительным и отличительным. Работаю я давно, и недавно очень удивилась, когла сосед по месту в электричке, в которой я умудрялась учить логистику, спросил «Уже знаешь, куда потом?». Конечно же, знаю. Давно знаю. А значит, уже никогда не будет этого трепета, как при выборе ВУЗа после окончания школы. Тогда еще о чем-то мечтал, думал. Сейчас, если бы не работала, а просто выпускалась, томилась бы в прекрасном и ни с чем сравнимом трепете «Куда податься?», «Куда возьмут?», «А что я там буду делать?». Нет, смешалось это все, и уже никогда не будет такого прекрасного отчетливого чувства.

Насчет госа... Если 4 года учился, и интересовался тем, чему учили в универе, вопросы щелкаешь, как орешки... А ощущение, как будто читаешь свою собственную биографию, ибо все давным-давно, и в особенности тебе известно в 90% случаев.

За выходные прочла прекрасную, старую, и уже 10 раз перечитанную книгу по логистике (кстати, всегда при входе в эту отрасль стоит начинать с этой книги). Пономарева Ю. "Логистика".

Читала Гришковца, за пару дней до выходных купленную «А…а». Евгений как-то просил написать, что уже прочитавшие думают об этой книге. Мне пока скучно. Искренне скучно, и мысль одна «Он устал, он устал». Устал от нашей политики, от этой страны, от людей, которые делают эту страну. Кажется, что это его касается в меньшей мере, но ему больно, искренне больно за то, что происходит, и что происходило. Он – не революционист, и не будет подымать восстание, и сути в нем не видит. Но душа неспокойна. Из этой неспокойной души вырвалась эта книга.

Я ее прочту до конца, но… в его книгах не бывает конца. Такого однозначного, настоящего конца, где может все решиться. И думаю, я подпишусь здесь под каждым словом, даже если прочту оставшихся 130 страниц.

Тем не менее, книга из таких, где я расстягиваю удовольствие: читаю не больше, чем 50 страниц в день.
 

А вообще… мечтайте, мечтайте обо всем. Оно сбывается. Не так быстро, и не так ярко, но сбывается все же.

Желайте мне удачи в завтрашнем дне, и до скорого!