Category: медицина

Smiling

Ретроспектива на жизнь в Торонто/Канаде

А сегодня исполняется ровно год как я уехала из Канады. Когда я еще была там, начала писать пост с плюсами и минусами, да так и не дописала, но решила, что сегодня хороший повод опубликовать, что есть, думаю, этот пост пригодится тем, кто все еще думает, что это страна мечты, но немного сомневается; для тех, кто хотел, но передумал из-за моего негатива в сторону Канады; для тех, кто не думает, но может задуматься позже :)

Итак, первый объективный пост от меня о жизни в Канаде. Начнем с того, что Канада - одна из самых больших стран в мире, и нельзя говорить обо всей Канаде, пожив только в Торонто, и исследовав только маленькую часть провинции Онтарио. Канада состоит из 10 провинций, и каждая из них уникальна по климату, людям, стилю жизни, и т.д. И даже в одной и той же провинции есть города большие и маленькие, и даже в одной провинции погода, люди, и стиль жизни могут быть максимально отличаться. Поэтому я буду говорить только о Торонто.


Collapse )
Smiling

О важности развития в любом возрасте

Сейчас читаю книгу Нормана Дойджа о пластичности мозга, и как всегда, много открытий или подтверждений того, что некоторые вещи в жизни я делаю не спроста. Очень хотелось здесь с вами поделиться этой главой, чтобы у вас было больше мотивации заниматься спортом, учить новый язык (даже если он вам не нужен в жизни), и развиваться до последнего вдоха в вашей жизни ;)


Глава 10
Омоложение
Открытие нейрональной стволовой клетки и уроки по сохранению мозга

Девяностолетний доктор Стэнли Карански не способен поверить в то, что его жизнь должна закончиться только потому, что он стар. У него 19 потомков — пять детей, восемь внуков и шесть правнуков. Его жена умерла от рака в 1995 году в возрасте 53 лет, и сейчас Стэнли живет в Калифорнии со своей второй женой Хелен.

Доктор Карански родился в Нью-Йорке в 1916 году, учился в медицинской школе Университета Дьюка, в 1942 году закончил интернатуру, а во время Второй мировой войны в «день Д» принимал участие в высадке союзных войск в качестве санитара. Почти четыре года он прослужил военным врачом в пехоте, принимавшей участие в боевых действиях в Европе, а затем отправился на корабле на Гавайи, где в конце концов и поселился. До выхода на пенсию в возрасте 70 лет он работал анестезиологом. Однако отдых на пенсии его не устраивал, поэтому он прошел переподготовку на семейного врача и практиковал в небольшой клинике еще десять лет до тех пор, пока ему не исполнилось 80.

Я разговаривал с ним вскоре после того, как он закончил выполнение серии упражнений для мозга, разработанных командой Мерцениха совместно с компанией Post Science. У доктора Карански не наблюдали когнитивных ухудшений, но, как он заметил, «мой почерк оставался неплохим, но был не так хорош, как раньше». Он просто хотел поддержать свой мозг, чтобы он сохранился в отличной форме.

В августе 2005 года он начал заниматься по программе, тренирующей слуховую память, и нашел ее упражнения «продуманными и увлекательными». От него требовалось определить: как изменяется частота звука; подобрать порядок, в котором звучали определенные слоги; идентифицировать одинаковые звуки; а также слушать истории и отвечать на вопросы по ним. И все это для того, чтобы укрепить соответствующие карты мозга и стимулировать механизмы пластичности. Он работал над упражнениями по 75 минут три раза в неделю в течение трех месяцев.

«За первые шесть недель я не заметил никаких изменений. Примерно на седьмой неделе я начал обращать внимание на то, что стал более сообразительным, чем раньше. И я мог сказать это по тому, как работал с самой программой, поскольку мне стали легче даваться правильные ответы, и я почувствовал улучшение во всем. Я стал более расторопным и бдительным во время вождения автомобиля: как днем, так и ночью. Я больше общался с людьми, и разговор давался мне легче. Я считаю, что за последние несколько недель мой почерк улучшился. Когда я ставлю свою подпись, то мне кажется, что я пишу так, как делал это двадцать лет назад. Моя жена, Хелен, сказала мне: „По-моему, ты стал более сообразительным, более активным, более восприимчивым“». Стэнли планирует подождать несколько месяцев, а затем заново выполнить упражнения, чтобы оставаться в форме.

Хотя упражнения предназначены для тренировки слуховой памяти, они приносят общую пользу, потому что доктор Карански стимулирует не только слуховую память, но и те центры мозга, которые регулируют пластичность.

Кроме того, Стэнли делает физические упражнения: «Три раза в неделю мы с женой выполняем силовые упражнения с помощью тренажеров CYBEX, а потом крутим педали на велотренажере от 30 до 35 минут».

Доктор Карански называет себя человеком, который всю жизнь занимается самообразованием. Он изучает математику, при этом ему нравятся игры, кроссворды, акростихи и судоку.

«Я люблю читать книги по истории, — говорит он. — Обычно у меня возникает интерес к какому-нибудь историческому периоду, и в течение некоторого времени я внимательно его изучаю, пока у меня не появится ощущение, что я узнал достаточно для того, чтобы переключиться на изучение чего-то другого». То, что кто-то может посчитать дилетантизмом, помогает ему постоянно оставаться открытым для нововведений и новых тем. Это препятствует атрофии систем, управляющих пластичностью и выработкой допамина.

Каждый новый интерес доктора Карански превращается в захватывающую страсть. «Пять лет назад я заинтересовался астрономией и стал астрономом-любителем. Я купил телескоп, потому что в то время мы жили в Аризоне, где были очень хорошие природные условия для наблюдений». Он серьезно увлекся коллекционированием камней и утоляет свою страсть, ползая по шахтам в поисках образцов для своей коллекции.

«В вашей семье есть долгожители?» — спрашиваю я. «Нет, — отвечает он. — Моя мать умерла в канун пятидесятилетия. А отец не дожил до шестидесяти — у него была гипертония».

«А как ваше здоровье?»

«Ну, однажды я умер, — смеется он. — Вы должны простить меня за то, что я люблю шокировать людей. Я занимался бегом на длинные дистанции, и в 1982 году, когда мне было шестьдесят пять лет, у меня случилась желудочковая фибрилляция — аритмия сердца, нередко заканчивающаяся смертельным исходом — во время тренировочного забега в Гонолулу, и я свалился буквально замертво на боковую дорожку. У парня, который бежал вместе со мной, хватило ума и умения провести мне сердечно-легочную реанимацию, а кто-то из бегунов вызвал парамедиков. Они добрались до меня достаточно быстро, восстановили мой синусовый ритм и отвезли в госпиталь Страуба». После этого Стэнли перенес операцию аортокоронарного шунтирования. Он с присущей ему активностью прошел курс реабилитации и быстро выздоровел. «С тех пор я не участвую в соревнованиях по бегу, но пробегаю в медленном темпе примерно 25 миль в неделю». Затем у него был еще один сердечный приступ в 2000 году, когда ему было 83.

Доктор Карански — общительный человек, но он не любит большие компании. «Я не очень охотно хожу на вечеринки, где люди просто собираются вместе и разговаривают. Мне не нравятся такие вещи. Я бы предпочел сесть с кем-нибудь, найти интересующую нас обоих тему и обсудить ее во всех тонкостях с одним человеком, а может быть, двумя или тремя. Вежливые вопросы о здоровье и погоде нельзя назвать разговором».

Он говорит, что они с женой не очень заядлые путешественники, однако тут можно поспорить. Когда ему был 81 год, он немного подучил русский язык и отправился на русском научном судне в Антарктику.

«Зачем?» — спрашиваю я.

«Потому что иначе туда не добраться».

За последние несколько лет доктор Карански побывал на полуострове Юкатан, в Англии, Франции, Швейцарии и Италии, провел шесть недель в Южной Африке, навестил свою дочь в Объединенных Арабских Эмиратах и совершил путешествия в Оман, Австралию, Новую Зеландию, Таиланд и Гонконг.

Доктор Карански всегда стремится заняться чем-то новым, а когда находит это новое, уделяет ему все свое внимание (что является необходимым условием пластических изменений). Карански говорит: «Я готов полностью сконцентрироваться на том, что интересует меня в данный момент. Затем, когда я чувствую, что поднялся в этом деле на более высокий уровень, то уделяю ему уже не так много времени, и начинаю смотреть во все стороны в поисках чего-то нового».

Его философское отношение к жизни также защищает его мозг, потому что он не беспокоится по мелочам — что немаловажно, поскольку стресс приводит к выработке глюкортикоида, который может убивать клетки гиппокампа.

«Вы выглядите менее озабоченным и нервным, чем большинство людей», — говорю я.

«51 считаю, что людям было бы очень полезно вести себя именно так».

«Вы оптимист?»

«Не совсем, но, мне кажется, я понимаю, что такое случайности. В мире происходит множество вещей, мне неподвластных, но влияющих на меня. Я трачу свое время, беспокоясь лишь о тех событиях, которые подвластны моему контролю, т. е. на их результат я могу влиять. И мне удалось разработать философию, которая помогает мне с ними справляться».



Нервные клетки не восстанавливаются?

В начале XX века самый выдающийся мировой специалист по нейроанатомии, лауреат Нобелевской премии Сантьяго Рамон-и-Кахаль, заложивший основы знаний о структуре нейронов, обратил свое внимание на одну из самых досаждающих ученым проблем в сфере анатомии человеческого мозга. Считалось, что в отличие от мозга простых животных, вроде ящерицы, мозг человека не способен регенерировать после повреждения. Подобная беспомощность типична далеко не для всех человеческих органов. Наша кожа при порезе может излечить сама себя, создавая новые кожные клетки; сломанные кости срастаются; печень и слизистая желудочно-кишечного тракта способны к самовосстановлению; утраченная кровь восполняется. Однако казалось, что мозг является досадным исключением.

Было известно, что по мере нашего старения умирают миллионы нейронов. Другие органы создавали новую ткань с помощью стволовых клеток, в мозге же таких клеток обнаружить не могли. Полагали, что по мере своего развития человеческий мозг стал таким сложным и специализированным органом, что утратил способность производить замещающие клетки. Кроме того, ученых интересовал вопрос, как новый нейрон может войти в сложную, уже существующую нейронную сеть и образовать тысячи синаптических связей, не вызвав хаос в этой сети? Предполагалось, что человеческий мозг представляет собой закрытую систему.

Рамон-и-Кахаль посвятил последние годы своей научной деятельности поискам хоть какого-нибудь признака того, что головной или спинной мозг способны к регенерации и реорганизации своей структуры. Все его попытки закончились неудачей.

В своей выдающейся работе, опубликованной в 1913 году, «Дегенерация и регенерация нервной системы» (Degeneration and Regeneration of Nervous System) он писал: «В [мозговых] центрах взрослого человека нервные пути — это нечто фиксированное, конечное, неизменное. Все может умереть, ничего не может регенерировать. Только наука будущего изменит, если такое возможно, этот суровый приговор».

Так обстояли дела в то время.

…Или восстанавливаются?

Я пристально смотрю в микроскоп в самой современной лаборатории из всех, которые я когда-либо посещал, в Институте биологических исследований Солка в пригороде Сан-Диего, Калифорния, разглядывая живые человеческие нейрональные стволовые клетки в чашечке Петри. Я нахожусь в лаборатории Фредерика Гейджа. Он и Питер Эрикссон из Швеции обнаружили эти клетки в гиппокампе в 1998 году.

Нейрональные стволовые клетки, которые я рассматриваю, наполнены жизнью. Они называются «нейрональными» стволовыми клетками, потому что могут делиться и дифференцироваться, чтобы стать нейронами либо глиальными клетками, поддерживающими выживание нейронов в мозге. Клеткам, на которые я смотрю, еще предстоит дифференцироваться в нейроны или глии и «специализироваться», поэтому они выглядят совершенно одинаковыми. То, чего стволовым клеткам не хватает в плане индивидуальных особенностей, они компенсируют бессмертием. Ведь стволовые клетки не обязательно специализируются, а могут продолжать делиться, производя свои точные копии, и это может происходить с ними бесконечно без малейших признаков старения. По той же причине стволовые клетки часто называют вечно юными, детскими клетками мозга. Процесс омоложения мозга называется «нейрогенезом» и продолжается до последнего дня нашей жизни.

История открытий

На нейрональные стволовые клетки долгое время не обращали внимания, отчасти из-за того, что их существование противоречило представлению о том, что мозг похож на сложный автоматический механизм, а машины не могут отращивать новые части. Когда в 1965 году Джозеф Альтман и Гопал Д. Дас из Массачусетского технологического института обнаружили нейрональные стволовые клетки у крыс[136], к их работе отнеслись с большим сомнением.

Затем в 1980-х годах орнитолог Фернандо Ноттебом был поражен тем фактом, что каждый сезон певчие птицы поют новые песни. Он обследовал их мозг и обнаружил, что каждый год в течение того сезона, когда птицы поют больше всего, у них образуются новые клетки мозга в той его части, которая отвечает за разучивание песен. Вдохновленные открытием Ноттебома, ученые начали изучать животных, более близких к человеку. Элизабет Гулд из Принстонского университета первой обнаружила нейрональные стволовые клетки у приматов. Затем Эрикссон и Гейдж открыли гениальный способ помечать клетки мозга с помощью специального маркёра, называемого БДУ (бромдезоксиуридин), который проникает в нейроны только в момент их создания и светится под микроскопом. Эрикссон и Гейдж попросили у смертельно больных пациентов разрешения сделать им инъекцию молекул-маркёров. После того как эти люди умерли, Эрикссон и Гейдж исследовали их мозг и обнаружили в их гиппокампе новые, недавно сформировавшиеся нейроны. Благодаря этим умирающим пациентам мы узнали, что живые нейроны формируются в нашем мозге до самого конца жизни.

Ученые продолжают искать нейрональные стволовые клетки в других частях человеческого мозга. К настоящему времени найдены активные нейрональные стволовые клетки в обонятельной луковице мозга (области, обрабатывающей запахи), а также дремлющие и неактивные клетки в перегородке (обрабатывающей эмоции), в полосатом теле (отвечающем за движения) и спинном мозге.

Гейдж и другие исследователи работают над разработкой методов лечения, которые позволят активировать дремлющие стволовые клетки с помощью лекарственных препаратов в случае повреждения области, в которой стволовые клетки «дремлют». Они также пытаются узнать, не существует ли возможности трансплантировать стволовые клетки в поврежденные участки мозга или вынудить их туда перемещаться.

Если хотите нарастить мозги… почаще бегайте в «беличьем» колесе

Команда Гейджа ищет способы повышения производства нейрональных стволовых клеток. Коллега Гейджа Герд Кемперманн в течение 45 дней выращивал стареющих мышей в стимулирующей среде, заполненной «мышиными игрушками» (мячи, трубы и «беличьи» колеса). Когда он умертвил подопытных мышей и исследовал их мозг, то обнаружил, что (в сравнении с мышами, выращенными в стандартных клетках) объем их гиппокампа увеличился на 15 %, а количество новых нейронов составило 40 тысяч, что также соответствует росту на 15 %.

Мыши живут примерно два года. Когда ученые тестировали старых мышей, которых во второй половине жизни десять месяцев содержали в стимулирующей среде, то выявили пятикратное увеличение числа нейронов в их гиппокампе. Эти мыши лучше выполняли задания на обучение, поиск, движение и другие параметры оценки «ума», чем их сородичи, выращенные в нестимулирующих условиях. У старых «умных» мышей формировались новые нейроны, хотя и не так быстро, как у молодых. Это служило подтверждением того, что долговременная стимуляция оказывает огромное влияние на активизацию нейрогенезиса в стареющем мозге.

После этого ученые стали выяснять, какие действия вызывают рост числа нервных клеток у мышей, и выяснили, что существует два способа повысить общее количество нейронов в мозге: создание новых нервных клеток и продление жизни уже существующих.

Коллега Гейджа Генриетта ван Прааг доказала в опытах с мышами, что наиболее эффективным фактором, способствующим разрастанию, или пролиферации, новых нейронов, оказалось… «беличье» колесо. У мышей, которые в течение месяца бегали в этом колесе, число новых нейронов в гиппокампе удвоилось. На самом деле, говорит Гейдж, мыши в «беличьем» колесе не бегут: просто из-за слабого сопротивления колеса создается такое впечатление. В действительности, они быстро ходят.

Теория Гейджа заключается в том, что в естественной обстановке долговременное быстрое передвижение приводит животных в новую, незнакомую среду, для жизни в которой необходимо новое научение. Он называет это «предвосхищающей пролиферацией».

«Если бы наше жизненное пространство ограничивалось только этой комнатой, — говорит он мне, — и это был бы весь наш опыт, то нейрогенезис нам бы не понадобился. Мы бы знали все об этой среде и могли функционировать с помощью имеющихся у нас базовых знаний».

Итак, новая среда может приводить в действие нейрогенезис. Это согласуется с известной мыслью о том, что для поддержания мозга в хорошей форме мы должны изучать что-то новое, а не просто повторно использовать навыки, которыми уже овладели в совершенстве.

Однако, как мы отметили, существует второй способ повышения числа нейронов в гиппокампе: продление жизни уже существующих в нем нейронов. Изучая мышей, группа Гейджа обнаружила, что обучение использованию других игрушек, мячей и труб не приводит к появлению новых нейронов, однако позволяет удлинить жизнь нейронов соответствующей области.

Элизабет Гулд выяснила, что обучение, даже в нестимулирующей среде, повышает выживаемость стволовых клеток. Таким образом, физические упражнения и обучение действуют комплементарно: во-первых, они создают новые стволовые клетки, а во-вторых, продлевают им жизнь.

Учиться, учиться и учиться

Несмотря на огромное значение открытия нейрональных стволовых клеток, это всего лишь один из способов омоложения и совершенствования стареющего мозга. Как это ни парадоксально, но иногда потеря нейронов может привести к повышению функции мозга, как это бывает в случае масштабного «сокращения», происходящего в подростковом периоде, когда отмирают синаптические связи и нейроны, которые не подвергались интенсивному использованию, — что, возможно, является наиболее ярким примером действия принципа «не использовать — значит потерять». Продолжая снабжать неиспользуемые нейроны кровью, кислородом и энергией, организм просто расходует резервы впустую, а избавление от таких нейронов повышает сфокусированность и эффективность мозга.

Частичное сохранение процессов нейрогенезиса в пожилом возрасте вовсе не опровергает того факта, что в этот период жизни работа нашего мозга, как и других органов, постепенно ухудшается. Но даже в середине этого ухудшения мозг претерпевает масштабную пластическую реорганизацию, которая, возможно, нацелена на приспособление к его потерям.

Исследователи Меллани Спрингер и Черил Грейди из Университета Торонто доказывают, что по мере старения наша когнитивная деятельность начинает происходить в иных отделах мозга, чем те, которые мы используем в молодости. Когда молодые испытуемые Спрингера и Грейди в возрасте от 14 до 30 лет выполняли разнообразные когнитивные тесты, то сканирование мозга показывало, что у них задействованы при этом, главным образом, височные доли.

У испытуемых старше шестидесяти пяти лет наблюдался другой паттерн. Результаты сканирования мозга свидетельствовали о том, что они выполняют те же самые когнитивные задания, главным образом, с помощью лобных долей, и что, как и в первом случае, чем выше уровень их образования, тем активнее они их используют.

Этот сдвиг в рамках мозга служит еще одним свидетельством пластичности. Никто не знает, почему он происходит и почему многие исследования указывают на то, что более образованные люди лучше защищены от психического упадка. Наиболее популярная теория предполагает, что в годы обучения у нас создается «когнитивный резерв» — гораздо большее количество сетей, предназначенных для психической деятельности, — к которому мы обращаемся, когда работа нашего мозга начинает ухудшаться.

Во время нашего старения происходит еще одна крупная реорганизация мозга. Как мы уже видели, многие виды деятельности мозга условно разделены по функциям. Речь по большей части определяется функционированием левого полушария, а обработка зрительно-пространственных сигналов — функция преимущественно правого полушария. Такое разделение известно как «межполушарная асимметрия». Однако последние исследования, проведенные Роберто Кабеза и другими учеными из Университета Дьюка, свидетельствуют о том, что с возрастом подобная специализация отчасти утрачивается. Лобные виды деятельности, которые были связаны с работой одного полушария, теперь могут происходить в обоих. Хотя мы и не знаем точно причин этого явления, однако согласно одной из теорий по мере старения и снижения эффективности одного из полушариев другое компенсирует ухудшение его работы, т. е. мозг проводит самореструктуризацию под влиянием своих собственных недостатков.

Образование и движение — залог здоровья

Сегодня нам известно, что физические упражнения и психическая деятельность способствуют созданию и сохранению большего числа мозговых клеток у животных, а кроме того, мы располагаем данными многочисленных исследований, подтверждающих, что у людей, которые активно пользуются мозгом, он функционирует лучше. Чем лучше мы образованы, тем более общительны и физически активны, и чем больше мы участвуем в стимулирующей психической деятельности, тем ниже вероятность того, что мы заболеем болезнью Альцгеймера, или слабоумием.

Не все виды деятельности равнозначны в этом плане. Те, которые предполагают высокую концентрацию внимания: обучение игре на музыкальном инструменте, настольные игры, чтение или танцы, — снижают риск возникновения слабоумия. Например: обучение танцам, требующее заучивания новых движений, обеспечивает нам не только физическую, но и психическую стимуляцию и предполагает значительную концентрацию внимания. Менее напряженные виды деятельности, скажем, боулинг, присмотр за детьми и гольф, — не приводят к снижению риска возникновения болезни Альцгеймера.

Эти исследования наводят на размышления, но не располагают достаточными доказательствами того, что мы можем предотвратить развитие болезни Альцгеймера с помощью упражнений для мозга. Описанные выше виды деятельности связываются или коррелируют со снижением частоты случаев возникновения этого заболевания, однако корреляция не доказывает наличие причинно-следственных связей. Вполне вероятно, что люди, у которых болезнь Альцгеймера возникла, но не была обнаружена[137] в очень молодом возрасте, начинают снижать темп своей жизни на ранних ее этапах и вследствие этого становятся менее активными. На данный момент все, что мы можем сказать о связи между тренировками мозга и предотвращением болезни Альцгеймера, — скорее всего, это так.

Однако правильно подобранные психические упражнения позволяют сделать обратимой возрастную потерю памяти, которая встречается гораздо чаще болезни Альцгеймера (их часто путают одну с другой). Речь идет о типичном ухудшении памяти, происходящем в преклонном возрасте. Несмотря на то что доктор Карански не жаловался на общее когнитивное ухудшение, у него иногда возникали «провалы в памяти», являющиеся частью ее возрастной потери. Однако польза, которую ему удалось извлечь из выполнения упражнений, свидетельствует о том, что у него были и другие обратимые когнитивные расстройства, о которых он даже не подозревал.

Движение — жизнь

Оказывается, в своем стремлении победить возрастную потерю памяти доктор Карански действовал совершенно правильно, что делает его образцом для подражания.

Физическая деятельность необходима нам не только потому, что она помогает создавать новые двигательные нейронные карты, но потому, что… мозгу постоянно нужен кислород. Ходьба, езда на велосипеде, плавание или кардиоваскулярные упражнения[138] укрепляют сердце и снабжающие мозг кровеносные сосуды и помогают людям, занимающиеся этими видами деятельности, чувствовать себя в лучшей психической форме. Об этом говорил еще римский философ Сенека две тысячи лет назад. Последние исследования показывают, что физические упражнения стимулируют производство и выделение нейронального фактора роста BDNF, который, как мы узнали в главе 3, играет важнейшую роль в осуществлении пластических изменений. На самом деле мозг укрепляется под действием всего, что поддерживает сердце и сосуды в хорошей форме, включая здоровую диету[139]. При этом необязательно заниматься длинными и утомительными тренировками в спортзале — достаточно согласованных естественных движений конечностями. Как обнаружили Ван Прааг и Гейдж, даже простая ходьба в хорошем темпе стимулирует рост новых нейронов.

Физические упражнения стимулируют нашу сенсорную и двигательную кору, а также поддерживают систему равновесия нашего мозга. С возрастом эти функции начинают ослабевать, делая нас подверженными падениям и лишая возможности выйти из дома. А ничто так не ускоряет атрофию мозга, как пребывание в одной и той же обстановке. Однообразие разрушает нашу допаминовую систему и систему внимания, которые очень важны для сохранения пластичности мозга.

Физическая деятельность, содержащая познавательный компонент, например разучивание новых танцев, может помочь в решении проблем с равновесием, а также принести дополнительную пользу от общения, которое тоже поддерживает здоровье мозга. Китайская гимнастика тай-чи, хотя и не включает в себя обучение, требует активной концентрации на двигательных актах и стимулирует систему равновесия мозга. В ней также присутствует медитативный аспект, который, как было доказано, очень эффективен для снижения стресса, а значит, может сохранять память и нейроны гиппокампа.

Доктор Карански постоянно учится чему-то новому, что в пожилом возрасте помогает человеку быть счастливым и здоровым. Именно так считает доктор Джордж Вайллант, психиатр из Гарвардского университета, возглавлявший самое масштабное и самое продолжительное непрерывное исследование цикла человеческой жизни — Гарвардское исследование развития взрослого человека. В этом исследовании участвовали три группы населения: выпускники Гарвардского университета; бедные жители Бостона и женщины с чрезвычайно высоким коэффициентом интеллекта — всего 824 человека.

Некоторых из этих людей, которым сегодня уже под восемьдесят, Вайллант наблюдал более 60 лет. Он пришел к выводу, что старость — это не только процесс увядания и упадка, как думают многие молодые люди. Пожилые люди нередко формируют новые навыки и становятся более мудрыми и опытными в социальном плане, чем в начале этапа своего взросления. На самом деле, эти люди в меньшей степени подвержены депрессиям, чем молодежь, и, как правило, не страдают от заболеваний, приводящих к потере трудоспособности.

Вне всякого сомнения, стимулирующая психическая деятельность повышает вероятность выживания нейронов гиппокампа. Один из вариантов такой деятельности — выполнение проверенных упражнений для мозга (вроде тех, которые разработал Мерцених).

Однако мы живем, чтобы жить, а не только заниматься упражнениями. Поэтому хорошо, когда люди выбирают в качестве тренировки те виды активности, которые им по душе. К тому же это повышает их мотивацию, что немаловажно.

Мэри Фасано получила степень бакалавра в Гарвардском университете, когда ей было 89 лет. Дэвид Бен-Гурион, первый премьер-министр Израиля, в пожилом возрасте самостоятельно выучил древнегреческий язык, чтобы читать античную литературу в оригинале.

Некоторые рассуждают так: «Зачем? Кого я обманываю? Я уже приблизился к концу своего пути». Однако подобные мысли создают сбывающееся пророчество, которое ускоряет психическое угасание мозга, действующего по принципу «не использовать — значит потерять».

В 90 лет архитектор Фрэнк Ллойд Райт спроектировал и построил музей Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке. Бенджамин Франклин в возрасте 78 лет изобрел бифокальные очки.

Занимаясь исследованиями творческих способностей человека, Х. С. Лехман и Дин Кит Симонтон обнаружили, что, несмотря на то что в большинстве областей пик творческой активности приходится на возрастной период с 35 до 55 лет, люди в 60–70 лет, хотя и делают все с меньшей скоростью, работают так же продуктивно, как в двадцатилетием возрасте.

Когда известному виолончелисту Пабло Касалсу был 91 год, к нему подошел один из студентов и спросил: «Маэстро, почему вы продолжаете упражняться?» На что Касалс ответил: «Потому что я продолжаю развиваться и добиваюсь все лучших результатов».

Smiling

Суббота

Суббота выдалась крайне бессмысленной. Вроде, и хорошие дела делала, но как-то все же не чувствую, что этот день мной прожит.
В 8 утра узнала, что у подруги умер отец, Она просила ей помочь. Уехали.
Покупали платочки, советовались с мамой, где брать всякие ритуальные принадлежности, думали о певчих, созванивались-созванивались-созванивались. Намокли, попали под дождь. Усталость и недосып после будней еще больше удручал меня.
Вечером от меня ничего не требовалось, и я уехала принимать горячую ванну, есть арбуз, и наконец-таки высыпаться.

1. Смерть. Я впервые в жизни восприняла смерть настолько отстранено, что даже сама от себя такого не ожидала. Даже моя мама пустила слезу, хоть отец моей подруги ей никто, а я - человек-железо. Самоконтроль, здравый ум, желание помочь, но не судорожное, а очень компетентное, безукоризненное.
Почему-то смерть, которая раньше казалась для меня чем-то страшным, ужасным теперь воспринимается как просто логичное событие, которое наступает в жизни каждого.

2. Глупая смерть. Глупая смерть - это когда ты ходишь месяц с температурой 40, ездишь по всевозможным клиникам, сдаешь анализы, тебе не подтверждают никакого диагноза. А потом тебя однажды забирают скорой, признают цирроз печени, колют лекарства от этого, а они делают тебе все хуже и хуже, а потом твой организм не выдерживает, и ты умираешь, в темной и советской комнате больницы. А потом твое тело вскрывают, и у тебя оказывается лейкемия. А тебя уже нет...

3. Люди, горящие своим делом. Такие бывают даже в похоронном бюро, бабуля-продавец с таким видом спрашивала у нас о копачах, могилах, и прочем, что мне казалось, как будто я нахожусь в туристическом агентстве, и мне парят какую-то путевку, нежели помогают организовывать похорон. Но самая зачетная фраза, которую я запомню надолго "Ой, які гарні платочки, треба і собі купить". Бабуля даже к своим уже готовится, и еще так мило об этом говорит..

4. Тамтарам. В понедельник я была в командировке, где, конечно же, все были старшие, с мужьями и детьми, и т.д. У кого-то было четверо детей, у кого-то двое, и все они говорили "Ну ничего, ну не походишь пару лет в кино, пока дети не подрастут", или что-то в этом духе. А потом кто-то сказал, что нельзя терпеть и откладывать тот же поход в кино на потом, дожидаясь того, что дети подрастут, ибо как только они подрастут, "случится еще какой-то тамтарам", к примеру, внезапно, ты еще раз забеременеешь, или тебя повысят в должности, или еще что-то неожиданное произойдет.
Когда я это слушала, я стояла и думала "Как же хорошо, что у меня так мало связей с внешним миром, что меня не зацепит никакой тамтарам". А сегодня вот зацепил, и я подумала, что не так уж и мало связей, значит.

5. Тамтарам-2. Что самое главное - ни к какому тамтараму невозможно подготовиться. Наверное, на то, он и тамтарам, и не знаешь, с какой стороны он придет в этот раз. Единственное, что можно сделать - держать свой мозг в чистоте, взращивать свой самоконтроль.

6. Окружение. Не смотря на столь прискорбное событие, сегодня мне, моей подруге, и еще одной нашей подруге был подарен дар. Дар снова открыть сердца друг другу. Каждый уже давно живет в своей ракушке, и ракушка эта достаточно прочна, и открывается лишь на короткое время, и только на половину, треть, а то и на четверть. А сегодня все ракушки открылись, и уже за это этот день нельзя называть бессмысленным.

Горячая ванна, хорошая музыка, ромашковый чай, несколько чатов в скайпе, и день закончен. Завтра будет лучше.
Smiling

Глупости разные

Часто, когда я пишу грустные посты, мне все говорят, что это нормально, что я не только радую читателей, но и позволяю им погрустить и сопереживать вместе со мной. Сегодня я решила написать очередной грустный пост.

А хочется начать так "все началось с того..."

Сначала я подумала, что все началось с того, как нежданно-негаданно меня подкосил грипп в воскресенье вечером, и меня так морозило и "горячило", что мне казалось, что у меня 40.
Но потом стало понятно, что нет, все началось не с воскресенья.

Наверное, все началось, с 4-ого января, когда я вернулась с отпуска, пришла на работу, села, и подумала "эээ, сердце, тук-тук, ты что, забыло? Ты чего не трепещещь как раньше, ты ведь на любимой работе!"
Не, не трепетало.
Ни 4-ого, ни 5-ого, ни 6-ого числа.

Потом были выходные, я порхала, как бабочка все 3 выходных: я была на "Троне", я была в гостях у друзей, я ходила в театр, я ходила по магазинам с подругой.
И все это время я чувствовала себя нормально, нет даже: ХОРОШО.

Как только настал вечер воскресенья, и организм почувствовал, что завтра "начнется", он отказался, вот так просто взял и сказал "Я? Неее, я туда не пойду. Я - отдыхать. О, а как эту Леську заставить отдохнуть? Ладно, я заболел. Лесяяя, Лееесь, а я заболел, а мне плохо. Дай мне таблеточек, чайку мне дай, и в кроватку меня уложи :)".
Тут бороться было бессмысленно. Послушалась организм.

Три дня, целых три дня я пребываю в так званом "космосе": я просыпаюсь в 5 ночи и пытаюсь сделать все, чтобы поспать еще хоть 3 часа.
Потом я засыпаю и сплю до 10, до 12, до 14.
В 14.00 я начинаю пичкать насильно себя едой, чаями, таблеточками.
Изредка меряю температуру, хотя никогда не понимала, в чем смысл ее мерить.
Потом я начинаю нудиться: я пытаюсь читать, но засыпаю на второй странице, и могу проспать до ночи, а потом не спать всю ночь. Смотрю фильмы, хотя в жизни без болезни я не люблю этого делать.
Я захожу в интернет, читаю френд-ленту, но все это как-то так далеко, и вроде не в моем "космосе". И кажется, я болею долго-предолго.
Сегодня вышла на балкон. Там воздух, здоровые люди, машинки, холодно, но жизнь!

Но вообще все началось давно-предавно, а вот понялось вчера-сегодня.

Позавчера я смотрела фильм. "Начало". Давно советовали, давно хотела, давно был скачан. 2 часа 30 минут я смотрела этот захватывающий фильм. Понравилось. Вот очень даже понравилось.
Потом я улеглась спать. Всю ночь меня то бросало в жар, то в холод, и я все время просыпалась. А благодаря фильму я просыпалась, а моей голове бредилось "Это ли сон, или реальность? Где я?"
Мне, конечно, потом очень сильно было смешно от этого, да и сейчас немного посмеиваюсь.

НО... на этом все не закончилось. Вчера, из-за того, что кроме "Начала" у меня на компьютере не было других новых фильмов, я решила себя развеселить и смотреть первый сезон "Scrubs". Я уже смотрела каждую серию раза по три, а это был раз 4-ый. Начала с самой первой серии, как они пришли, что-то делали, старались, разочаровывались.
Раньше я жутко любила каждого героя, каждую серию, видела в них смысл, и думала долго.
Вчера, благодаря тому, что посмотрела я серий 15 за раз, моя голова решила думать по-другому.
Они там все время работают. У них нет времени на "поспать, погулять, посидеть на травке", они постоянно уставшие.
А ночью сплела такое "Я так долго болею, и пока не выздоравливаю только потому, что я знаю, что если я стану здоровой, я пойду на работу, и там будет идеальный кошмарчик для меня".

Т.е., на меня навалится столько, что человек, который подписывал контракт о том, что он работает полдня и выполняет достаточно легкую работу, превратился в самое важное звено всей цепочки.
Конечно, я могу преувеличивать, но без меня не происходит уже ничего: я участвую там, я участвую здесь, здесь обращаются ко мне, об этом знаю только я. 40 звонков в день, 50 писем в день... А я одна! Может, у кого больше здоровья и энтузиазма, он выдержит, справиться...

Я очень часто, когда кто-то болеет или что-то в его жизни происходит не так, люблю говорить фразу "Сейчас ты лечишь болезнь, а нужно лечить источник болезни".
Т.е, если у тебя выпадают волосы, то сколько их не мажь репейным маслом - не поможет, потому что причина - нервы (дома ли, на работе - все равно, искореняй источник!!).
И если у тебя 4 дня температура, и ты лечишься от гриппа или простуды, то подумай, что послужило источником. И лечи его!

Учу, учу, всех учу. А сама не наученная.

Иногда, наверное, очень трудно отказаться от всего: потерять стабильный источник хорошего дохода, но наверное, иногда этот хороший доход может не покрыть даже того, что происходит в этой жизни благодаря тому, как ты его получаешь.

Трудно сказать, изменится ли что-то в феврале. Смогу ли я сделать тот шаг, к решению которого дошла моя больная голова сегодня ночью. Но пока хочу. И пусть это будет моей напоминалкой самой себе.

Так вот, все началось с того, как 2 года назад я с энтузиазмом нашла свою первую настоящую работу...
Я помню, как я пришла впервые, села за комфортный стол и стул, за свой, персональный рабочий компьютер, посмотрела в окошко и подумала "Ха, и мне за это еще и платить будут?"
Не, не скоро, совсем не скоро, но однажды стул стал не таким уж комфортным, но можно было терпеть, стол - как стол (ну чем у меня дома хуже?), а в компьютере было столько писем, что собственно, домашний был намного приятнее и уютнее. И мощнее.
Потом всю ситуацию спасали коллеги: приятные голоса девочек и мальчиков, которым, естественно, что-то от меня было нужно. Спасали посиделки на кухне за чашкой чая, и даже выходы в кино или же на прогулку.
Сейчас вот, вот ровно сейчас, не спасает ничего.
С теми, с кем я виделась как в, так и вне офиса, я и так смогу увидеться.
Те, с кем я виделась только в офисе, не так уж и заботятся обо мне, чтобы хоть уделить минутку на простое человеческое сожаление.

А еще, мне так кажется, мы сами себя загнали в этот порочный круг, и заставляем бежать, бежать, мчаться.
Во время того, как я болела, иногда я делала слабые попытки брать трубку, и спокойно людям отвечать, что я плохо себя чувствую, на что они три раза переспрашивали, могу ли я им сказать то, это, пятое и десятое.
Мне говорить трудно, а людям плевать. У них рабооота.
Только вот тынц! в 6 часов работа закончится, и тогда в нашей душе начинает появляться жалость к собачке, у которой нет дома, к старушке, которая живет одна, и которой некому принести лекарства. А с 9 до 18 - иииизвините, мы - звери, мы мясо ищем.

Знаю, многие жалуются, но как-то встают, живут, ходят. Но очень надеюсь, что вот не все так, а то грустная картина получается. Лучше уж дауншифтинг: там хатка, птички поют, хорошо-то каак!...

p.s.: Скажите, как оно у вас, а? Может, у всех все хорошо, а я не там сижу? :)

p.p.s.: И еще, самая важная фраза от thabiti, вырванная мной из одного с наших бесчисленных приятных бесед : "ты ведь понимаешь, о чем это говорит, правда?)"